Полная версия

Сергей Черняховский: В Киеве не с кем говорить об обмене

  06 декабря 2018, 01:51 203
Киев предложил Москве провести обмен заключенными «42 на 89». Об этом сообщил представитель Украины в трехсторонней контактной группе по Донбассу Марчук. Почему Украина предлагает обмен заключенными России, но не договаривается об этом с Донбассом, ответил доктор политических наук, профессор факультета политологии МГУ, член Академии политической науки Сергей Черняховский.
«Киев пытается занять такую позицию: республик Донбасса нет, это оккупационные структуры России, поэтому и договариваться надо с Россией. Позиция России заключается в том, что это внутренний конфликт на Украине, и поэтому пусть правительства республик республик и Украины говорят друг с другом.
Между тем, определенные переговоры и обмены были – ведь речь идет об облегчении жизни людей. Иногда приходится договариваться с кем угодно, и с террористами тоже договаривались, если это было необходимо. Но особенность нынешнего киевского, так сказать, правительства заключается в том, что оно не способно выполнять обещания. В прошлом году чуть ли не при посредничестве Путина, Патриарха Кирилла, и при помощи Медведчука произошел обмен, но Порошенко все равно обманул и кого-то не отдал. Сложно разговаривать с тем, кто тебя постоянно обманывает.
Условно говоря, теперь на Украине пообещают отдать 90 человек, а обменяют только 70. С одной стороны хорошо, что отпустят хотя бы 70 заключенных, а с другой – нельзя же обман спускать с рук и таким образом его поощрять. Поэтому я не знаю, как с этой, так сказать, администрацией, сидящей в Киеве, можно о чем-то договориться. Теоретически – все возможно, практически – говорить об обмене не с кем.
На мой взгляд, подход должен быть только один. Такой, какой был во время Великой Отечественной войны, когда Геббельс предложил перемирие после самоубийства Гитлера, и мы ответили: «Пожалуйста, но только с безоговорочной капитуляцией». С моей точки зрения, переговоры можно вести, условно говоря, по этой формуле только с армейским командованием, и только с капитуляцией.
К сожалению, такая позиция расходится с официальной российской точкой зрения. Как мне кажется, в данных вопросах Россия занимает не очень последовательную, смягченную и примирительную позицию. В частности, это происходит, потому что часть высшей российской элиты верит, что всё устроится само по себе, главное – это не раздражать Запад. Они слишком завязаны на собственных интересах: недвижимости, финансах, детях, обучающихся в западноевропейских странах.
Не так давно, мы говорили о Тегеранской конференции, которая проходила три четверти века назад в дни, когда в наше время должна была пройти встреча Путина и Трампа в Буэнос-Айресе. Тогда «большая тройка» договорилась о западных границах СССР, о границе Германии, о создании ООН. А за три недели до этого, 6 ноября, советские войска освободили Киев – и это сразу по-новому заявило о позициях и намерениях. Взяли бы Киев 6 ноября этого года, не надо было бы встречаться с Трампом в Буэнос-Айресе.
Но Россия каждый раз опасается каких-то новых санкций или еще чего-то, и так она лишь позволяет все жестче и жестче с собой разговаривать».
Источник
Новости партнеров